Поиск



Счетчики








«Анжелика и Демон / Дьяволица» (фр. Angelique et la Demone) (1972). Часть 1. Глава 16

Внезапно тишина была нарушена криками, началась толкотня, затем раздались взрывы смеха.

Росомаха Вольверина мчалась по склону как черный шар, пробивая себе путь в толпе, опрокидывая всех, кто попадался ей на пути, и наконец застыла перед Анжеликой, почти распластавшись на земле. Ее роскошный пушистый хвост стоял столбом, а с маленькой мордочки на Анжелику смотрели огромные глаза, в которых мерцал красный отблеск солнца. Герцогиня де Модрибур с криком отшатнулась. Казалось, еще немного — и она задрожит от ужаса.

— Что это за чудовище?! — вскричала она в страхе. — Анжелика, умоляю вас, спасите меня.

— Это всего лишь росомаха. Она приручена и не опасна. Анжелика опустилась на колени, чтобы погладить зверька. Она была счастлива появлением Вольверины, испытывая что-то вроде облегчения.

— Она ищет Кантора; она прямо взбесилась с тех пор» как он уехал.

— Лучше бы ваш сын забрал ее с собой, — закричала госпожа Маниго, вдруг обнаружившая, что ее широкий зад покоится прямо на земле; к счастью, обошлось без ушибов.

— Но он искал ее, — объяснил Марсиаль Берн. — Мы вдвоем ее искали, когда надо было уезжать. Но Вольверина с медведем отправились побродить по лесу, и Кантору пришлось отплыть, так и не найдя ее.

— Они с медведем очень дружат, — заметила маленькая англичанка Роз-Анн.

— А вот и медведь, — объявил кто-то. В сопровождении своего огромного спутника в круг вошел Илай Кемптон.

— Я привел к вам мистера Уилаби, — торжественно заявил он графу де Пейраку. — Я поведал ему, чего вы от него ждете, и он не видит препятствий, чтобы отправиться с вами в дальнее плавание по Французскому заливу, хотя жизнь в Голдсборо пришлась ему по душе и он не очень жалует путешествия по морю. Но он понимает — для Англии это вопрос престижа.

— Я благодарю верного подданного английского короля, — произнес Пейрак, сказав затем медведю несколько слов по-английски.

Надо признать, тот и вправду в Голдсборо процветал, объедаясь черникой, лесными орехами и медом, и теперь стал в два раза толще, чем был, когда появился здесь.

Он вдруг стал принюхиваться, поворачиваясь во все стороны, словно искал среди присутствующих кого-то знакомого, а затем, встав на задние лапы, рыча, вразвалку направился к Анжелике.

Стоя, он был на голову выше ее, — весьма впечатляющее зрелище.

Герцогиня вновь издала приглушенный крик; она была близка к обмороку. Те, кто стоял ближе всего к медведю, поспешно отступили. Жоффрей де Пейрак и Колен Патюрель невольно шагнули навстречу зверю. Но Анжелике понадобилось всего несколько английских слов, чтобы медведь вновь послушно опустился на все четыре лапы. Она погладила его ведя с ним дружескую беседу.

— Красавица и Зверь, — ликовал маркиз Виль д'Авре. — Право, какое необычайное зрелище!

Назад | Вперед