Рекомендуем

• На сайте http://lion-drev.ru/ большой выбор древообрабатывающих станков.

Поиск



Счетчики








«Анжелика и Демон / Дьяволица» (фр. Angelique et la Demone) (1972). Часть 5. Глава 12

— Бедная моя Вольверина, как тебя искусали, — причитал Кантор, склонившись над ранами своей любимицы. — И еще говорят, что ты демон, в то время как ты просто невинный зверь. Демоны же они сами, человеческие существа.

Так рассуждал Кантор, стоя на коленях возле росомахи, которую он поставил перед камином, чтобы сделать ей перевязку. Вольверина потеряла много крови, но раны ее были поверхностными и должны были скоро зажить. Слушая Кантора, росомаха очень внимательно смотрела на него, и теперь, когда больше не было нужды защищаться от враждебного нападения и кого-то отпугивать, в зрачках ее светились глубокие золотые отблески, а взгляд был полон грусти оттого, что, понимая слова хозяина, она не может выразить свои чувства.

— Да, да, ты все понимаешь, — продолжал Кантор, лаская ее. — Ты знаешь, где зло и безумие. Лучше бы я оставил тебя в лесу. Там ты не видела бы диких зверей, именуемых людьми.

— В лесу ее ожидала смерть, — заметила Анжелика, расстроенная горькими словами сына. — Не забывай, что когда ты нашел ее, она была такой маленькой, что никогда бы не выжила сама. Ты ее вырастил, и это был единственный выход. Именно человека отличает способность подправлять неумолимые законы природы.

— Законы природы прямы и просты, — назидательным тоном заметил Кантор.

— Но они и жестоки в своих требованиях. Твоя Вольверина знает это и предпочитает быть с тобой даже среди людей, а не в лесу без матери, где она была обречена на гибель. Это видно по ее глазам.

Кантор задумчиво посмотрел на большого мохнатого зверя, который внешне казался тяжеловесным, но мог быть очень быстрым и гибким.

— Так, значит, твоя судьба — прожить жизнь вместе с нами? — спросил он Вольверину, глядя ей прямо в глаза. — Но с какой целью? Какова будет твоя роль среди нас? Ведь вы, росомахи, необычные животные. В вас живет какой-то особый дух, и поэтому индейцы боятся и ненавидят вас. Лесные охотники считают, что ваша смекалка ближе всего к человеческому уму. Говорят, вы можете чувствовать и оценивать людей по их моральным качествам и инстинктивно угадываете самое нутро человека. Признав кого-то злым, росомаха способна чинить ему всяческие неприятности. Перро рассказывал мне, что у них в лесу скрывался какой-то мерзавец. Однажды он убил росомаху-самку, и самец его возненавидел. Он пробил клыками все его ведра и кастрюли, разбил горшки и миски. Можно ли пережить зиму в лесу, не имея возможности даже растопить немного снега на огне? И этому человеку пришлось прервать лесную зимовку, проделать долгий и трудный путь, чтобы выйти к людям. Зверь не давал ему ни секунды передышки. Беглец чуть не лишился рассудка и все говорил, что его преследует дьявол-невидимка.

— Очень интересно! — заметил Виль д'Авре. — Надо бы и мне привезти такого зверя в Квебек. Это было бы очень занятно!

— И все же Пиксарет ушел от нас, — сказала Анжелика. — Он сделал это под тем предлогом, что должен встретиться с Униаке, но, по-моему, его очень смутил эпизод с Вольвериной. Не знаю, вернется ли он?

— Должен вернуться, если не потерял соображения. Между индейцами и росомахами происходит соперничество за выживание в лесу. Росомахи умеют разрушать ловушки, не попадаясь в них. Они знают, что каждая ловушка предназначена для ловли зверей и несет им смерть. Они не только уничтожают эти машины смерти, но и стараются сделать непригодными к использованию зверей, попадающих в ловушки. Так они наказывают человека, отбивая всякую охоту ставить новые ловушки на их территории. Естественно, это приводит индейцев в бешенство. Ведь нередко росомаха берет верх, и им приходится уходить за пределы ее владений. Вот почему они утверждают, что росомахи прокляты и пользуются покровительством дьявола…

Разговор на эту тему отвлекал их от более тяжелых мыслей, но наступала ночь, и надо было позаботиться о безопасности. Виль д'Авре и Анжелика выделили людей в ночной Дозор, а сон все не шел: сказывалось нервное перенапряжение из-за трагедии, происшедшей с Кроткой Марией и чуть было не закончившегося бедой инцидента с Кантором и росомахой. Поэтому они долго еще сидели у камина, подбрасывая дрова в огонь и продолжая болтать. Было уже очень поздно, когда они разошлись для краткого беспокойного сна.

Пользуясь случаем, Анжелика показала маркизу найденный ею среди вещей герцогини носовой платок, на котором был вышит грифон. Достав из жилетного кармана маленькую Дупу, маркиз внимательно рассмотрел узор и подтвердил, что это фамильный герб Модрибуров.

— Это очень тонкая фламандская работа золотыми и серебряными нитями. Такой же герб вышит у нее на подкладке плаща.

— Но ведь и я видела у нее на плаще такую же вышивку… Что же получается? Раз она появилась в Голдсборо в плаще с гербом Модрибуров, ей никак не удастся доказать, что плащ ей дал какой-то незнакомый капитан… Теперь с ней все ясно. На островах она встречается со своими сообщниками и отдает им необходимые приказы.

Это открытие привело Анжелику в неописуемое волнение. Ей казалось, что у нее в руке та ниточка, потянув за которую можно распутать весь клубок: корабль с оранжевым вымпелом, неожиданно появлявшийся в разных местах и запутывавший все следы; отплытие Амбруазины из Европы в Америку; ее бегство на лодке перед гибелью «Единорога» и наконец высадка герцогини в Голдсборо в облике несчастной жертвы кораблекрушения, лишившейся всего, попытка разжалобить таким образом людей, обмануть их и усыпить подозрения, которые могли возникнуть.

Анжелика была также убеждена в существовании некой связи между вышитым гербом и подписью на записке, найденной в кармане одного из погибших злоумышленников.

И во многом другом она улавливала подобные связи, явные совпадения, какие-то очевидные признаки, но стоило ей попытаться свести их воедино, как все важные моменты ускользали, как капельки ртути, которые невозможно поймать. Цельной картины никак не получалось, оставались легковесные детали, которые разлетались, как соломинки на ветру.

Барсампюи и Кантор были настроены решительно: сжечь осиное гнездо и перебить всех бандитов с их опасной предводительницей. Анжелика и губернатор Акадии советовали запастись терпением и не проявлять эмоций, дабы не вспугнуть противника.

Каждый выигранный день приближал приезд графа де Пейрака.

— Почему он так медлит? — повторял Кантор. — Почему он оставляет нас одних?..

— Он даже не знает, что мы здесь, — напомнила Анжелика. — В этом есть и моя вина. Мне никогда не удается дождаться его именно там, где он надеется меня найти. Иногда это просто выводит его из себя. Надо бы мне исправиться теперь…

..Живя почти бок о бок с женщиной, которая утверждала, что ей удалось соблазнить Жоффрея, ежечасно сталкиваясь со все более тревожными и опасными проявлениями ее силы и коварства, Анжелика начинала осознавать, что наступил час самого трудного испытания в ее жизни.

Это сказывалось даже на ее физическом состоянии, и хотя ей удавалось сохранять твердость духа и самообладание, иногда ею овладевала неодолимая тревога от ощущения, что все ее существо распадается на части, что ее затягивает в смертельный омут страха. В панике она прислушивалась к внутреннему голосу, который неустанно твердил: «Все погибло… Все.., все… В этот раз победишь не ты… Она сильнее…» Тогда она усилием воли брала себя в руки, заставляла успокоиться. Но давалось ей это очень нелегко. Так было и в эту ночь, когда, вся в холодном поту, она несколько раз вставала с постели и бежала через весь двор в неудобный, плохо обустроенный туалет.

Анжелике казалось, что ей было бы легче пересечь Атлантический океан или целую пустыню. Туманная ночь с невидимой луной таила в себе всяческие козни, западни, ужасные сюрпризы. С берега поднимался влажный запах рыбного рассола. В зловонном туалете она так плохо чувствовала себя, что боялась, как бы не свалиться в заполненную нечистотами яму… Это был сплошной кошмар, где не оставалось места ни для любви, ни для умиротворенности, ни для радости от того, что ты живешь… Кругом кишели исчадия ада, вылезшие из ущелий и ползущие по песку прямо на нее… Дьяволица убьет Кантора… Жоффрей никогда не возвратится… Онорина останется сиротой… Никто не позаботится о ее судьбе. Она окажется в этом мире более беззащитной, чем заблудившийся котенок… А Флоримон? Как она сама отпустила его в дремучие леса в надежде, что ему удастся избежать опасностей… Нет, и его она больше никогда не увидит…

Откуда-то доносилось зловещее и насмешливое уханье совы.

Все пропало, все… Оставалось лишь ждать смерти и поражения…

Назад | Вперед