Поиск



Счетчики








«Анжелика и заговор теней» (фр. Angélique et le Complot des Ombres) (1976). Часть 6. Глава 35

Корабль «Сен-Жан-Баптист» потащился к верховьям Сен-Лорана, а «Мирабель», распустив паруса, направилась вниз, устремившись к морю Мрака. Анжелика им не завидовала. Она будет продолжать путь со своим небольшим флотом к Квебеку, который теперь уже близко. И слава богу! Трудные моменты уже в прошлом. Скоро они попадут в теплые дома, окажутся среди людей.

В свою очередь, флот де Пейрака готовился к отплытию. На кораблях кипела работа. На палубу вытащили рулоны ярко-красного фриза, отороченного золотым галуном. Такие «дорожки», закрепленные колышками, украшали балюстраду. Ими выстилали палубу и украшали корабль, когда он входил в гавань в праздничные дни. В последний вечер совершили прощальную прогулку.

В сопровождении местных жителей пассажиры «Голдсборо» спустились к Сегенею, чтобы полюбоваться рекой. В приближающихся сумерках она казалась неподвижной золотой скатертью. Дети побежали к пляжу, крича:

— Мама! Мама, иди посмотри на моржей, — кричала Онорина.

Моржи уже давно были изгнаны с этих берегов. Но вот сегодня вечером здесь появился огромный морж с тремя маленькими моржатами.

Увлеченные музыкой, дети образовали крут и пустились в пляс.

— Посмотрите! — закричала Катрин-Гертруда, Эта старуха, прибывшая сюда из Перигора по набору 1630 года, всегда говорила, что когда дети танцуют — это предвещает опасность. Катрин-Гертруда бросилась домой за святой водой.

Анжелика не поняла причины ее беспокойства и продолжала спускаться к берегу. Дети танцевали от радости и от избытка энергии. Они были очарованы звуками флейты и гитары.

«Мы восторжествуем», — подумала Анжелика, любуясь красотой этого вечера. Она воспринимала его как подарок, как обещание.

Опустилась ночь и погасила огоньки на небе и на реке. Прибежала Катрин-Гертруда, но дети уже прекратили танцевать. Старуха начала рассказывать легенду об охотнике и кунице. Повернувшись к верховьям Сегенея, Анжелика увидела, скорее угадала, силуэт де Пейрака. Проплывали лодки индейцев, и последний луч солнца высветил силуэт графа. Он стоял на маленькой площадке. Казалось, что он, сделав несколько шагов, очутился на этом конце поселка. Движения его были необычны. Анжелика, подумала, что это галлюцинация Добравшись до своего корабля, Анжелика увидела де Пейрака. Он со своей командой был занят ревизией грузов. — Вы не были только что на берегах Сегенея? — обратилась она с вопросом к мужу Он удивленно посмотрел на нее и сказал, что, покончив с делами в порту, он приплыл на шлюпке на «Голдсборо» и никуда не, уходил.

Однако мне показалось, что я видела вас внизу, около Сегенея.

«Решительно, я теряю голову», — сказала она себе.

Вскоре после, этого Кантор явился за кошкой: на его корабле завелись мыши и крысы, а его росомаха. Вольверина куда-то исчезла. Это случалось и раньше, но умное животное всегда возвращалось к хозяину.

— Плохо, если она появится некстати, во время официального кортежа в Квебеке. Канадцы и индейцы считают, что в росомаху вселился нечистый дух. На деле же, это самое, хитрое животное.

Юноша поднялся на берег корабля и поймал кошку. Онорина обрадовалась этому случаю, ей не хотелось спать. Она изъявила желание проводить своего друга-кошку и брата до каюты. Таким образом вся семья собралась вместе Здесь были граф и графиня де Пейрак, Кантор, Онорина, кошка, плюс мсье де Виль д'Эвре.

На поверхности воды отражались огоньки. Приблизилась какая-то лодка. Индейцы, которые ее вели, подняли факелы.

— Ох, посмотрите! Что значит этот карнавал? — воскликнул Кантор.

Из темноты появилась ужасная косматая маска не то вепря, не то бизона. Рога ее были выкрашены красной краской, глаза из белых камней выходили из орбит. На плечах ее восседала особа, одетая в замшу и меха. Приплыли они на маленькой лодке.

Колдун! Что ему нужно от нас?

Эта лодка подошла к шлюпке Кантора, которую тот оставил у борта «Голдсборо». Прибывших сначала приняли за индейцев. Послышался чистый голос:

— О ля! Европейцы, хотите иметь самые красивые в мире меха? Мы их везем с Великого Севера, с самого поста Рюрер.

При звуке этого» голоса Виль д'Эвре испустил восклицание и наклонился через борт.

— Но это Анн-Франсуа де Кастель-Морга!

— Он самый. Кто меня окликнул?

— Виль д'Эвре.

— Рад вас вновь увидеть, маркиз. Какой счастливый случай привел вас в Тадуссак?

— А вас, милый друг?

— Я спускаюсь от Гудзона и везу превосходные меха.

— Вам могут предложить только водку. Какая жалость, мой милый паж!

Ответом ему был раскатистый смех охотника, эхом повторенный маской.

— А кто эта постная рожа, сопровождающая вас и забавляющаяся за ваш счет?

— Тот, кто хочет приблизиться к вам, чтобы познакомиться. Угадайте!

Особа с маской бизона на голове поднялась на корабль. Анжелика сразу узнала того, кого она видела недавно издали и которого приняла за Жоффрея.

Онорина категорически заявила:

— Но я знаю.., я знаю, кто это. Я узнала его по рукам и ножу. Это Флоримон!..

Назад | Вперед